Экспозиции и выставки в Трапезной палате

Трапезная палата с церковью Введения – одно из древнейших сооружений Кирилло-Белозерского монастыря, строительство которого началось в первые десятилетия XVI века.

В конце XX - начале XXI века велась реставрация всего комплекса. После завершения реставрационных работ в 2007 году в подклете трапезной разместилась экспозиция «Древности Белозерья», созданная по материалам археологических раскопок. С 2008 года в верхнем этаже Трапезной палаты и примыкающих к ней помещениях размещались временные выставки. Завершалось наполнение выставочных площадей в 2014 году строительством экспозиции «История Кирилло-Белозерского монастыря, приписных и окрестных обителей», которая является логическим продолжением темы, представленной в подклете Трапезной палаты.

В четырёх залах экспозиции представлено более 300 экспонатов XV – начала XX веков, среди которых можно увидеть уникальные памятники, связанные с жизнью основателя обители, а так же вклады в монастырь, сделанные представителями знатных аристократических фамилий.

Первый зал экспозиции повествует об основании монастыря и преподобном Кирилле Белозерском. В возрасте 30 лет Кирилл, в миру Козьма, принял постриг в московском Симоновом монастыре, где и провёл последующие 30 лет своей жизни. Как сообщает житие Преподобного, однажды ночью, читая акафист, он услышал голос Божьей Матери: «Кирилле, уходи отсюда и иди на Белоозеро, ибо там уготовано тебе место, на котором можешь спастись». При этих словах святой выглянул в оконце кельи и увидел свет, который указывал в сторону Белоозера. Сюжет «Явление Богоматери Кириллу Белозерскому в Симоновом монастыре» нашёл воплощение в иконописных и шитых изображениях XVII-XVIII столетий. Икона XVII века на данный сюжет происходит из часовни, по преданию возведённой самим основателем обители.

В Белозерье святой Кирилл отправился вместе с другим монахом Симонова монастыря – Ферапонтом, ранее бывавшим в Заволжье по хозяйственным делам. Отыскав на берегу Сиверского озера место, указанное Богородицей, преподобные Кирилл и Ферапонт выкопали пещеру. Так в 1397 году было положено начало монастыря Успения Богородицы, известного как Кирилло-Белозерский монастырь. Через год Ферапонт удалился за 20 километров и основал другую обитель, а Кирилл продолжил свой молитвенный подвиг на берегу Сиверского озера. Образы Преподобного Ферапонта Белозерского и Можайского так же представлены в экспозиции.

Кирилл Белозерский, будучи человеком образованным, занимался просветительством. Дошли до наших дней Духовная грамота, ряд поучений и двенадцать книг из его библиотеки. Две книги, а так же Духовная грамота находятся в Кирилло-Белозерском музее-заповеднике. Посетители экспозиции могут ознакомиться с копией Духовной грамоты преподобного Кирилла.

Преставился Кирилл Белозерский 9 июня 1427 года, был захоронен на территории основанного им монастыря, у южной стены Успенского собора, и во второй четверти XV века причислен к лику святых.

Согласно монастырскому преданию, в 1424 году, за три года до смерти преподобного Кирилла, вологодским иконописцем Дионисием Глушицким была написана его икона-портрет. В настоящее время оригинал иконы можно увидеть в Третьяковской галерее. В начале XVII века специально для этой иконы был изготовлен киот. Он был выполнен, предположительно, в мастерской Кирилло-Белозерского монастыря и в 1614 году расписан приглашённым в обитель белозерским мастером Никитой Ермоловым. Киот с копией иконы находится в первом зале экспозиции.

Кирилло-Белозерский музей-заповедник хранит уникальные памятники, связанные с именем святого подвижника Белозерского края. Шуба, клобук, кожаный пояс с калитой, ковш каповый в футляре и вериги, датированные XIV – XV веками, по преданию принадлежали основателю монастыря. Об этих реликвиях рассказывали в путевых дневниках путешественники С.П. Шевырев и А.Н. Муравьёв, побывавшие в монастыре в XIX веке, многочисленные упоминания о них содержат монастырские описи. Все реликвии имеют исключительную историческую ценность как материальное свидетельство повседневной жизни великого подвижника и представлены в музейной экспозиции.

В первом зале можно увидеть фелонь, изготовленную из мухояра (бумажной ткани с примесью шерсти) и украшенную синей камкой с тиснёным травным рисунком; деревянный потир, окрашенный красной краской; ковш медный в футляре; посох. Все эти вещи традиция приписывает Кириллу Белозерскому. Однако исследователи датируют эти памятники более поздним периодом. Неизменно привлекает внимание посетителей музея деревянный крест, по преданию, срубленный самим Кириллом и обладающий чудодейственной силой.

Образ Святого нашёл отражение и в произведениях древнерусской живописи и декоративно-прикладного искусства. В экспозиционном зале представлены иконы с изображением преподобного Кирилла Белозерского, его духовного наставника Сергия Радонежского, учеников и последователей, а так же покровы на раку преподобного Кирилла с его изображением, поступившие в монастырь как вклады представителей самых знатных аристократических родов Руси.

Второй зал экспозиции рассказывает посетителям о жизни монастырской общины. В соответствии с установленным порядком во главе обители стоял настоятель и собор монастырских старцев. Все монахи имели послушания, благословения на которые иноки получали у настоятеля обители или духовника.

За пятисотлетнюю историю монастыря во главе обители стояли 78 настоятелей. Многие из них были людьми яркими, неординарными, разносторонними. Впоследствии бывшие кирилловские игумены и архимандриты становились епископами, архиепископами, митрополитами. Согласно имеющимся данным из 78 настоятелей обители 20 были хиротонисаны и стали главами епархий, среди них 2­ – митрополитами. 4 настоятеля в сане епископа возглавляли Кирилло-Белозерский монастырь в XX веке, одновременно являясь викариями Новгородской епархии. Кирилловские настоятели принимали активное участие в самых ярких событиях прошлого. С полным списком настоятелей, а так же с основными событиями их биографий, можно ознакомиться при помощи информационного центра.

На протяжении двух с половиной веков во главе монастыря стояли игумены. В 1649 году статус обители изменился. 1 августа 1649 года благодаря покровительству знатного вельможи, ближайшего советника и воспитателя царя Алексея Михайловича Бориса Ивановича Морозова, монастырю было пожаловано архимандритство, поднявшее обитель по лестнице церковной иерархии.

Афанасий Кононицин (Окружанин), избранный игуменом 1 июня 1648 года, 8 июля 1649 года был возведён в архимандриты и стал первым архимандритом Кирилло-Белозерского монастыря. Он известен своими книжными вкладами в библиотеку Кирилло-Белозерского монастыря, которые в описи библиотеки 1664 года обозначены как «даяние старца Афанасия Окружанина». Одна из его книг представлена в экспозиции. Так же можно увидеть некоторые элементы облачений настоятелей, символизирующие их статус: игуменский набедренник и палицу архимандрита. После изменения статуса обители её архимандриту было разрешено отправлять священнослужение «в шапке белой с сулком, с палицей (игумены носили только набедренники) и рипидами, с осенением, с вещами и с пениями».

Отдельные комплексы экспозиции посвящены монастырскому хозяйству, послушаниям и отражают занятия иноков, их деятельность не только внутри обители, но и за пределами монастырских стен. В витринах представлены священные сосуды, богослужебная утварь, книги. Первые книги преподобный Кирилл принёс из Москвы. Он сам занимался книгописанием и ввёл переписывание книг как одно из послушаний грамотных иноков. Важным занятием кирилловских иноков было переписывание книг. В стенах обители сложилась одна из самых богатых библиотек. Кирилловское собрание рукописных книг в XV – XVII веках было одним из самых значительных на Руси. По описи 1664 года здесь находилось около 2 000 книг.

Не менее значимым для повседневной жизни обители занятием было осуществление хозяйственной деятельности монастыря: монахи трудились в поварне и пекарне, изготовляли и продавали свечи, стирали свитки – монастырские одежды, монахи, исполнявшие послушания надзирателей и сторожей, наблюдали за входившими в обитель и покидавшими её. В экспозиции можно увидеть посуду XVIII – XIX веков, монастырскую и подобную той, которой могли пользоваться иноки Кирилловой обители.

Большой доход обители приносили ловля рыбы, добыча соли, изготовление деревянной посуды, а так же их беспошлинная продажа. Послушанием некоторых монахов было осуществление надзора за монастырскими службами, работами в вотчинах, на соляных и рыболовецких промыслах. Во втором зале представлены элементы устройства для качки и варки соли, датированные XIX веком: фрагмент црена (сковороды для вываривания соли), труба для качки соляного раствора и жёлоб для подачи рассола, обнаруженные на территории солеваренного промысла в д. Неноксе Приморского района Архангельской области. Рядом расположены снасти рыболовов, орудия труда и изделия кузнецов.

Третий зал экспозиции освещает историю Кирилловой обители в XVI-XVIII веках, а также знакомит посетителей с историей Нило-Сорской пустыни, Ферапонтова и Горицкого монастырей.

Кирилло-Белозерский монастырь, ставший уже на рубеже XVI-XVII веков одним из крупнейших на севере Руси, с самого своего основания не был обделен вниманием великих князей и царствующих особ. У могилы Преподобного Кирилла Белозерского Великий Князь Василий III с женой княгиней Еленой молились о даровании наследника во время поездки по северным монастырям. Позже, в честь рождения сына, будущего царя Ивана IV, Василий III дал вкладом в Кирилло-Белозерский монастырь 1000 рублей. На эти деньги в обители были возведены церкви Усекновения главы Иоанна Предтечи и Архангела Гавриила. Сам царь Иван Васильевич несколько раз посещал монастырь и именно здесь хотел уединиться, сменив царскую одежду на монашескую. Около трети всех вкладов в Кириллов монастырь, сделанных в период правления Ивана Грозного, составляли его дары.

В витринах с вкладами, сделанными в обитель в период её наивысшего расцвета, можно увидеть Святые врата, вложенные в монастырь царём Михаилом Фёдоровичем Романовым, дары боярина Фёдора Ивановича Шереметева, бояр Воротынских, стольника Ивана Васильевича Олферьева и его жены Вассы Олферьевой, патриаршего дьяка Никифора Шипулина и других представителей знатных фамилий средневековой Руси.

Большой экспозиционный комплекс посвящён одной из самых трагичных страниц истории обители – событиям Смутного времени конца XVI – начала XVII века. Смута на Руси наступила со смертью последнего сына Ивана Грозного – царя Фёдора Иоанновича в 1598 году. Продолжительное время участие в этих событиях населения Кирилло-Белозерского монастыря и подмонастырских земель выражалось в поставке даточных людей в правительственные войска и несении тяжелых повинностей в пользу государства. В 1612 году впервые у кирилловских стен появились отряды поляков и литовцев.

Уже в 1610-1612 годах в Кирилло-Белозерском монастыре велась активная подготовка к обороне обители в случае нападения неприятеля. Однако ни военная предусмотрительность, ни дисциплина не спасли кирилловцев от внезапности первой вражеской атаки. В конце лета – начале осени интервенты разграбили и сожгли постройки и промыслы монастыря, находившиеся вне крепостных стен. 5 декабря того же года «в ночи приступала Литва к Кириллову монастырю и пан Бобовский с черкасы», но защитники крепости отбили первое прямое нападение .

В течение последующих лет захватчики многократно грабили крупные кирилловские села, разорили соседние Ферапонтов Рождественский мужской и Горицкий Воскресенский женский монастыри. Начиная с 1612 года Кириллов монастырь находился во вражеской блокаде. Лишь в 1618 году польско-литовские войска покинули пределы не только Белозерья, но и России в целом. В экспозиции представлено оружие из арсенала Кирилло-Белозерского монастыря: шлемы, кольчуги, мушкеты, бердыши, ядра, подметный каракуль. Многие памятники были обнаружены в 1970-е годы, во время археологических раскопок на месте бывшей Оружейной палаты, своды которой рухнули в 1786 году. Реставрация памятников проводилась силами сотрудника ВХНРЦ С.Г. Буршневой и сотрудника КБИАХМЗ С.М. Смирновой.

Под властью династии Романовых началось восстановление монастырского хозяйства, возрождение обезлюдевших городов и деревень. Святые врата XVII века – превосходная работа мастеров Оружейной палаты Московского Кремля, являются вкладом первого царя из рода Романовых Михаила Фёдоровича в Кириллову обитель.

Кирилловская обитель получала значительную поддержку в период правления второго царя из рода Романовых – Алексея Михайловича. Монастырь в XVII веке рассматривался при дворе как надёжное убежище для знатных особ в случае народных волнений в столице. В июне 1648 года от ярости московского восстания в обители скрывался Борис Иванович Морозов, ближайший советник и воспитатель царя. Боярин пробыл в монастыре недолго. Во второй половине сентября того же года Морозов вернулся в Москву. Монастырь с честью справился с возложенной на него задачей, и в «ближнем боярине» царя кирилловская братия приобрела могущественного патрона. Именно благодаря его покровительству 1 августа 1649 года монастырю было пожаловано архимандритство, поднявшее его по лестнице церковной иерархии. Царской «милостью» явилось финансирование небывалого по размаху строительства второго кольца монастырских стен – Нового города, которое велось в 1653 – 1682 годах. После строительства новых оборонительных сооружений Кириллов монастырь стал крупнейшим по мощи и по размерам в России.

В период правления царей Алексея Михайловича и Фёдора Алексеевича Ферапонтов и Кирилло-Белозерский монастыри служили местом ссылки реформатора русской церкви шестого Патриарха Московского и всея Руси Никона.

Никон начал богослужебную реформу весной 1653 года. Будучи человеком властным, патриарх активно вмешивался в решение политических вопросов государства, что стало причиной крайнего недовольства царя, привело к разрыву их отношений, а в 1658 году и к уходу Никона с патриаршего престола. В декабре 1666 года церковный собор официально лишил его патриаршего сана и отправил его в Ферапонтов монастырь. У Никона изъяли патриарший посох и мантию, запретили именоваться патриархом, он стал простым монахом. В 1676 году после смерти царя Алексея Михайловича. Никон был переведён в Кириллов монастырь под более строгий надзор, где и провёл последние пять лет своей жизни.

В Кирилло-Белозерском музее хранится историческая реликвия – кресло Никона, единственный предмет, свидетельствующей о пребывании патриарха в ссылке. На нижней части съёмных подлокотников кресла сохранилась надпись краской: «176 (1668)-го года марта в 1-й день сий стул зделан смиренным Никоном патриархом в заточении за слово Божие и за святую церковь в Ферапонтове монастыре в тюрьме».

XVIII век – период кардинальных изменений в жизни страны: модернизировалась армия, шли реформы в экономике, культуре, быту, а в 1700-1721 годах в результате преобразований в структуру государственного аппарата включается церковное управление. Все эти процессы наложили отпечаток на развитие Кирилло-Белозерского монастыря и прилегающей к нему округи: завершается период расцвета обители, монастырские ценности передаются в государственную казну, изменяется статус подмонастырской слободы.

Согласно указу Петра Великого для нужд армии из монастырей вывозили колокола для выплавки пушек и мортир. Из Кирилло-Белозерского монастыря было вывезено 416 пудов колокольной бронзы. Небольшие сигнальные и корабельные пушки в витринах, посвящённых этой эпохе, напоминают о войнах, которые велись Россией в годы правления первого Российского императора.

Среди предметов и документов петровской эпохи представлены листы первой русской печатной газеты «Ведомости», указ об издании которой Пётр Алексеевич подписал в декабре 1702 года. Листы газеты, изданной 9 февраля 1703 года, использованы для соединения книжного блока с крышками переплёта (форзацные листы) книги «Минея праздничная» 1706 года. Зерцало – эмблема законности в дореволюционной России. Увенчанная двуглавым орлом треугольная призма, на которой были наклеены экземпляры петровских указов от 1722 и 1724 годов, ставилась на столы судебных и других государственных учреждений вплоть до революции 1917 года.

Период правления Анны Иоанновны представлен в экспозиции её вкладами. Потир и дискос вложены императрицей в Кирилло-Белозерский монастырь в 1732 году. Известно, что государыня пожаловала так же в монастырь звездицу, два блюдца, не дошедшие до нас; и деньги на строение каменных больничных келий в Ивановском монастыре, на «воск и ладан в милостыню братии и на молебное пение…».

Указ Екатерины II, изданный в 1764 году и известный под названием «Духовные штаты», сильно изменил жизнь монастыря. Согласно указу все монастырские земли переходили в собственность государства. Этим документом определялось и количество монашествующих в обителях разных классов, а вместо доходов с вотчин монастыри стали получать небольшое годовое содержание от государства. Благодаря своей известности и прошлой славе Кирилло-Белозерский монастырь был отнесён к первому классу, получил право иметь до 33 монахов и получать жалованье до 2 500 рублей в год. В ходе реформы местного управления изменился статус поселения при монастыре: согласно Указу императрицы Екатерины Алексеевны от 24 августа 1776 года слобода при Кирилло-Белозерском монастыре получила статус города. Кириллов стал одним из уездных центров Новгородской губернии, созданной в январе 1727 года. Обо всех этих изменениях в жизни Кирилловой обители расскажут посетителям экспонаты, размещённые в здании Трапезной палаты с церковью Введения.

Крупные экспозиционные комплексы посвящены Нило-Сорской пустыни, Горицкому монастырю. В церкви Введения можно посмотреть иконы церкви Ризоположения из села Бородава, приписанной ранее к Ферапонтову монастырю.

Среди экспонатов, иллюстрирующих историю этих обителей, наибольшее внимание привлекают уникальные памятники – власяница и чётки преподобного Нила Сорского. Власяница, связанная из колючей шерсти, надевалась прямо на голое тело для смирения плоти. В XIX – начале XX века она хранилась в Тихвинском соборе Нило-Сорской пустыни около раки основателя в особом футляре за стеклом. Во время молебнов преподобному Нилу её надевали на больных для исцеления. Рядом с власяницей хранились и чётки преподобного, изготовленные из простой тесьмы самой грубой работы двух аршин длинной. Они напоминают древнейший вид чёток – вервицу (верёвку с узлами). После закрытия Нило-Сорской пустыни власяница и чётки поступили в собрание Кирилло-Белозерского музея.

В комплексе, посвящённом Горицкой обители, привлекает внимание покров «Кирилл Белозерский», отличающийся высококлассным качеством лицевого шитья мастериц великокняжеских светлиц. Покров был вложен в Кирилло-Белозерский монастырь Марией Фёдоровной Нагой, последней женой царя Ивана Грозного. Иван Грозный умер в 1584 году. Его наследник Фёдор I Иоаннович был не способен к делам правления, а младший сын, царевич Дмитрий, пребывал в младенчестве. После смерти отца юный царевич вместе с матерью Марией Федоровной Нагой был отправлен в Углич, где 15 мая 1591 года погиб при загадочных обстоятельствах. Мария Нагая по приказу Годунова была пострижена под именем Марфа в Николо-Выксинский монастырь. В 1592 году царицу-инокиню перевели в отдалённый Горицкий Воскресенский монастырь, где на её деньги и по её повелению были возведены два придела Воскресенского храма, освящённые во имя Святой Великомученицы Екатерины и Димитрия Царевича. Во время пребывания в Горицах Мария Фёдоровна приезжала на богомолье в Кирилло-Белозерский монастырь. Покров на раку Преподобного Кирилла был изготовлен ещё при жизни царевича Димитрия в 1587 году, о чём свидетельствует вкладная надпись в нижней части изделия.

Приглашаем посетить экспозицию «История Кирилло-Белозерского монастыря, окрестных и приписных обителей» в Трапезной палате с церковью Введения Марии во храм и увидеть уникальные исторические и художественные памятники!






Работает Выставка-продажа вологодского кружева и льна 

Открыт вход на колокольню (в летний сезон) 



оставить комментарий