Ремесло и шедевры

В 2014 году на первом этаже Архимандричьих келий открылась выставка «Ремесло и шедевры», на которой представлены произведения иконописного и декоративно-прикладного искусства XV– начала XX века из собрания Кирилло-Белозерского музея-заповедника. Широкой публике давно известны художественные памятники XV–XVII веков, принадлежащие к числу совершенных образцов русского средневекового искусства, поступившие из храмов Кирилло-Белозерского, Ферапонтова и Горицкого монастырей. Среди них иконописные ансамбли конца XV века соборов Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря и Успения Богородицы Кирилло-Белозерской обители, произведения ювелирного искусства, исполненные виртуозными серебряниками Оружейной палаты, изделия лицевого шитья работы искусных мастериц Вознесенского монастыря Московского Кремля и Горицкой обители.

Наряду с прославленными шедеврами, в церквях этих знаменитых северных монастырей и расположенных рядом с ними приходских храмах находились произведения, не имеющие столь высокие художественные достоинства. В первых учетных книгах Кирилло-Белозерского музея нередко такие памятники были отмечены как произведения «третьего сорта». Однако в последние годы именно они вызывают неизменный интерес у знатоков русского искусства, позволяя наиболее полно раскрыть художественные тенденции, протекавшие в провинциальных центрах. Поэтому не случайно выставка объединила памятники, исполненные с разным вкусом и мастерством. Здесь можно увидеть изделия выдающихся столичных и вологодских мастеров, принимавших участие в украшении северных храмов, и местных специалистов. Некоторые работы северных мастеров отличаются изяществом форм, лиричностью образов, другие — просты и нередко наивны в исполнении, и вместе с тем необычайно эмоционально выразительны. Экспонирование многих памятников стало возможным после проведения реставрационных работ.

Кирилло-Белозерский монастырь был крупным религиозным и культурным центром на Севере. На его территории размещались «мастеровые избы», где трудились ремесленники разных специальностей. Монастырские документы XVI–XIX веков перечисляют имена монастырских старцев, крестьян из вотчин Кирилло-Белозерского монастыря, а также мастеров из других городов, преимущественно Вологды и Белозерска, занимавшихся иконописанием. Исследователи прослеживают работу «иконописной службы» монастыря на протяжении почти 100 лет, с конца XVII века по 70-е годы XVIII столетия. Некоторые мастера работали в течение очень короткого срока, имена других отмечены в документах на протяжении многих лет, сохранились сведения и о немногочисленных династиях иконописцев. Эти мастера занимались починкой икон, писали, главным образом, пядничные иконы на раздачу, реже — святые образы для храмов северных монастырей и приходских церквей. Обучались иконники ремеслу, как в самом монастыре, так и в столичных центрах, где приобретали опыт в создании церковной живописи маслом на холсте. Значительные работы в монастыре выполняли приглашенные мастера. На выставке представлены иконы из храмов Кирилло-Белозерского монастыря, близлежащих обителей и церквей, созданных в рамках традиционного иконописания и демонстрирующих влияние искусства Нового времени с его последними требованиями к характеру живописи, прочтению известных сюжетов. Русская икона позднего времени сейчас привлекает широкий круг исследователей. Художественный уровень таких памятников, демонстрирующих разнообразие стилей, почерков и направлений, различен и отражает особенности развития искусства иконописания, духовных и экономических процессов, протекавших в данном регионе. В связи с этим, особый интерес вызывают подписные произведения, позволяющие наиболее полно воссоздать истинную картину развития художественной культуры северного края. Ряд таких иконописных памятников экспонируются на выставке.

Кирилло-Белозерский монастырь был одним из самых богатых на Руси. Он пользовался повышенным вниманием членов великокняжеской фамилии и других знатных особ. Они одаривали монастырь вотчинами, денежными вкладами, пополняли драгоценными изделиями ризницы и храмы, фантастическое богатство которых восхищало современников. Основу музейной коллекции художественного серебра составляют памятники XV–XVIIвеков, поступившие в музей из Кирилло-Белозерского монастыря и его московского Афанасьевского подворья. Среди них драгоценные уборы икон, напрестольные Евангелия, наперсные и напрестольные кресты, потиры, чарки, лампады, подсвечники. Произведения, выполненные выдающимися серебряниками, в том числе московской Оружейной палаты, изящны, отличаются тонкой резьбой, превосходными чеканными и сканными орнаментами, эмалевыми и черневыми композициями. Реформы Петра I и Екатерины II подорвали экономическое благополучие монастыря. В XVIII -XIX столетиях практически прекратился поток пожертвований в обитель драгоценных вещей. В данный период в монастыре широко применялась практика переплавки ветхого серебра (церковных вещей) для изготовления из полученных слитков новых культовых предметов. Такими примерами служат — дарохранительница, рипиды, клейма с Царских врат из церкви Введения Марии во храм, выполненные в 1770-е годы, чеканный оклад с иконы «Господь Вседержитель» XIXвека. В XVIII–XIX веках Кирилло-Белозерский монастырь привлекал к исполнению заказов, как правило, вологодских и местных серебряников. Произведения их можно также увидеть на выставке «Ремесло и шедевры».

Своей крупной, богатой традициями серебряной мастерской в монастыре не сложилось. Сохранились лишь упоминания о некоторых мастерах, работавших в обители. В их числе были кирилловские монахи, а также и главным образом пришлые вологодские и белозерские серебряники, трудившиеся в специальной избе, находившейся на территории Нового города Кирилло-Белозерского монастыря. Несколько предметов, размещенных на выставке, были изготовлены первым жалованным мастером, появившимся в обители лишь в 30-х годах XVIII века. На выставке демонстрируется и ряд памятников, отличающихся высокими художественными достоинствами и являющимися ценными историческими реликвиями, которые в 1929-1950-е годы поступили в фонды музея из близлежащих монастырей, храмов и различных учреждений.

В экспозиции представлены произведения орнаментального и лицевого шитья XVII–XIX веков. Это облачения духовенства, комплекты покровцов, шитые из дорогих тканей и украшенные жемчугом, бисером, золотными и серебряными нитями, серебряным кружевом. Отличаются богатством материалов, многообразием технических приемов и тонкостью работы предметы, ранее находившиеся в храмах и ризницахКирилло-Белозерского, Горицкого, Ферапонтова монастырей. Кирилло-Белозерский монастырь драгоценные шитые вещи покупал, получал в виде пожертвований. Многие богослужебные предметы выполнялись для монастыря в светлицах знатных и богатых домов, женских монастырях. В 1665 году московскими мастерицами был исполнен покров «Преподобный Кирилл Белозерский» – вклад царицы Марии Ильиничны Милославской, – предназначавшийся на раку основателя монастыря. Крупным центром женского рукоделия на Белозерье являлся Горицкий монастырь. Начало этому рукоделию в Горицахв середине XVIвека положила основательница этого монастыря княгиня Ефросинья Старицкая, тетка царя Ивана Грозного. Во время опалы свою золотошвейную мастерскую, славившуюся необычайно искусным шитьем и утонченным стилем рисунка, она перенесла из своей московской усадьбы в Горицкий монастырь. В XVII–XVII веках экономические и хозяйственные проблемы, постигшие монастырь, не замедлили отразиться на деятельности золотошвейной мастерской. В начале XIX века грамотное управление монастырем игуменьей Маврикией способствовало его новому расцвету и возрождению в обители золотошвейного искусства. Пошив церковных облачений и личное шитье относились к хозяйственным послушаниям, с которым насельницы успешно справлялись, принося немалые дополнительные средства монастырской казне. Прекрасные произведения, шитые горицкими монахинями, вызывали у путешественников немало восторженных отзывов. В 1847 году профессор Степан Петрович Шевырев писал: «Разные женские рукоделия процветают в монастыре, и во всем заметен вкус…едва ли где можно найти более изящества во вкусе, в выборе цветов и украшений. Здесь золото, серебро, жемчуг, шелка, ткани – все покорилось благочестию избранного вкуса женского…»[i].

Особый пласт православной культуры занимает старообрядчество, сторонники которого отвергали церковную реформу, предпринятую патриархом Никоном и царем Алексеем Михайловичем Романовым в середине XVII века. Раскольники, жестоко преследуемые правительством, вынуждены были искать новые места для поселения. Так старообрядчество широко распространилось на территории русского государства. В концеXVII – начале XVIII века появились первые старообрядческие деревни и в Вологодском крае. Кирилло-Белозерский музей-заповедник хранит произведения меднолитой пластики (восьмиконечные кресты, иконы, складни, созданные, как правило, поморскими и московскими литейщиками крупных старообрядческих центров — Выговского монастыря, Преображенской общины и Гуслицы), а также старообрядческие книги, иконы и лубочные картинки, повествующие о жизни святых, человеческих грехах и их наказаниях. Значительная часть старообрядческой культовой утвари поступила в музей из молельни, закрытой в 1930-е годы в Новленском сельском совете Вологодского района.

Кирилло-Белозерский музей хранит произведения художественной резьбы по дереву, поступившие в его фонды из храмов Кирилло-Белозерского монастыря, окрестных обителей и приходских церквей. Сохранившиеся памятники деревянной пластики свидетельствуют о развитом ремесле резьбы на Русском Севере. Одним из его известных центров художественной обработки дерева был Кирилло-Белозерский монастырь. Монастырские описи дают представление о богатстве и разнообразии резного убранства его храмов, перечисляют значительное число изделий бытового назначения. Как правило, памятники резной мелкой пластики были исполнены монастырскими жалованными мастерами, происходившими из вотчинных сел и деревень, и лишь небольшая часть поступила в монастырь в качестве вкладов. Первые упоминания о работах кирилловской мастерской относятся к XVI веку. Это были небольшие изделия, а также посуда, которые нередко использовались монастырем в качестве подношений знатным особам. Особенно славились на Руси кирилловские резные ложки с деревянными черенками. В XVII веке искусные кирилловские резчики уже получали заказы монастыря и частных лиц на изготовление крупных произведений, а в XVIII столетии ко всем значительным работам в монастыре, связанным с художественной резьбой по дереву, привлекались мастера из других городов. Так, вологодскими резчиками были заменены в нескольких монастырских церквях старые конструкции иконостасов новыми, барочной формы, усложненной скульптурными элементами. Русская деревянная скульптура, по словам Николая Николаевича Померанцевая, «является одним из важных видов самобытного художественного творчества русского народа». Наличие объемных деревянных фигур в храмах вызывало недовольство со стороны светских и церковных властей, усматривавших в них черты языческой культуры и недостаточность художественного вкуса и мастерства народных ремесленников. Однако многочисленные указы, направленные на искоренение этого вида искусства, не помешали ее дальнейшему развитию на Русском Севере. На выставке можно увидеть многофигурные композиции, фигуры отдельно стоящих святых, в том числе получившее широкое распространение резные изображения «Христа в темнице» («Спаса Полуночного»), а также резные кресты, иконы, складни, киоты. О преемственности традиций художественной резьбы по дереву свидетельствуют работы современных вологодских художников. Данная выставка — одна из первых, которая собрала в таком объеме произведения деревянной пластики из собрания Кирилло-Белозерского музея-заповедника. Многие памятники прошли многолетнюю реставрацию и представлены широкой публике впервые.

оставить комментарий