«Где родился, там и сгодился» (100 лет со дня рождения А.П. Трубникова)

Многие жители нашего го­рода, те, что постарше, пом­нят моего деда. Часто, ког­да я называю свою фамилию, а я ее не меняла никогда, меня спрашивают: «Внучка того са­мого Трубникова?» Я с гордо­стью произношу: «ДА!» Мой дед был человек неординар­ный. Во всех смыслах этого сло­ва. Он никогда не подстраивал­ся под мнение окружающих его людей, не старался угодить никому. Ярчайшим подтверж­дением этой черты его харак­тера является то, что всю вой­ну, с 1941 года и до Победы он прошел в немецкой форме. Вы­зов? Нет. Она была практич­нее и удобнее. Все просто. Дед мой, тогда 30-летний, обеспе­чивал бесперебойную работу техники, в строю не стоял, по­этому и одежду выбирал по­крепче. Смелый шаг не только по тем временам. И так во всем. Ведь наша жизнь складывает­ся из каждодневных поступ­ков. Кстати, ботинки и рюк­зак из обмундирования горных стрелков «Эдельвейс» дед пере­дал в наш музей. Вы можете видеть эти экспонаты на выставке.

Я не могу сказать, что у него было много друзей. Было много единомышленников, таких же, как он, стремящихся к исполне­нию своей мечты сильных ду­хом людей. Ведь еще до Великой Отечественной войны мой дед мечтал летать. Мечтал постро­ить свой самолет. Теперь, уже в моем архиве, хранятся днев­ники дедушки и среди них чер­ная, потрепанная, прорванная в нескольких местах толстая тетрадь с многочисленными зарисовками, схемами, черте­жами совсем небольших само­летов. Мечта прошла через су­ровые военные годы и взмыла в небо над Сиверским озером в 1960 году. А самолетик этот я помню в своем детстве уже разобранным. Крыло и винт су­ществуют до сих пор и мои гос­ти все еще спрашивают: «Зачем винт на стене дома?» Сохранились фотографии самолета во дворе нашего дома и на льду Сиверского озера. А еще я храню любопытный документ-расписку, данную Трубникову А.П.  его другом, летчиком Горгуном А.П., в том, что он не имеет претензий к конструктору в случае аварии при испытаниях. Сам дедушка на своем самолете в воздух не поднимался по состоянию здоровья, да и роста был не малого. ФОТО РАСПИСКИ

Дед долго работал в судоре­монтных мастерских. Снача­ла инженером, а в дальнейшем директором. За 25 лет рабо­ты он внес десятки рационали­заторских предложений, про­делал огромную работу по ре­конструкции предприятия, из­менил технологию изготовле­ния лодок и гребных винтов, ввел много нового в организа­цию труда и производства. Его статья из истории предприятия опубликована в первом томе альманаха «Кириллов».   ФОТО ДЕДКИ С КОЛЛЕКТИВОМ  Статьи по экологии, истории го­рода и водных путей, сообще­ния печатались в газете «Но­вая жизнь» неоднократно. Деда в редакции знали как человека неравнодушного к проблемам горожан. Теплые чувства вызы­вают открытки-приглашения на всевозможные праздники в школы и детские садики Ки­риллова. Все они бережно со­хранены. Интересно, сейчас в школу и сады зовут ветера­нов и почетных горожан? В ар­хиве хранятся заметки о пого­де. Более 30 общих тетрадей.

Так что я могу точно ответить на вопросы, о погоде послево­енного времени. Дед увлекался охотой. До войны в Копани наш дом стоял крайним и зимой ча­сто подходили волки. Я сохра­нила старинную раму с малю­сенькой форточкой, через кото­рую дед стрелял волков в собственном саду. Мало кто в это верит, но так было. А теперь город вырос и зверье держится подальше. Большая часть его библиотеки - это кни­ги охотника. А еще жива волчья шуба жуткой выделки и уста­ревшего фасона. Да, вещи ино­гда живут дольше...

Дед родился и большую часть жизни прожил в Ки­риллове. Хорошо знал и лю­бил свой город. Небольшие зарисовки из детства и юно­сти в его дневниках. Он с гор­достью говорил о своем отце и никогда не баловал меня. Дед в моей жизни был всег­да и в то же время большой редкостью. Поэтому для меня было великим счастьем прой­ти с ним по берегу Сиверского озера его ежедневным марш­рутом в Кузьминку на работу. А лес осенью! Сколько яуслы­шала рассказов про повадки и хитрости зверей и птиц. Де­душка сочинял для меня сказ­ки и учил немецкому языку. И, что немаловажно, я никог­да не слышала окрика или по­вышенного голоса. Мы что- то растеряли в своей жизни, спешим, сами не знаем куда. А ведь жизнь так прекрас­на сейчас. Наши предки виде­ли ее красоту. Воевали, труди­лись и летали... Давайте пом­нить родных.

оставить комментарий