Письма военных лет

К 9 мая 2013 года в Музее истории города и района открылась выставка «Письма военных лет», на которой были представлены копии писем из фондов Кирилло-Белозерского музея

Благодаря целенаправленной собирательской работе сотрудников нескольких поколений Кирилло-Белозерский музей-заповедник обладает значительным собранием документальных источников по истории Великой Отечественной войны. Особое место среди них занимают письма военного времени, написанные кирилловцами или о них. В отделе письменных источников насчитывается более 250 писем 1941-1945 годов.

Несомненный интерес представляют письма, характеризующие положение жителей города Кириллова в октябре – декабре 1941 года. Среди них письмо А.К. Церковницкой своим дочерям, и письмо А.А. Талицкого и его дочери Вали, отправленное на фронт А.В. Зимину.

На выставке представлены письма, написанные кирилловцами, не вернувшимися с войны: И.И. Васильевым, Н.З. Павловым, В.Д. Худяковым, Г.Г. Худяковым и В.Н. Шушериным. Письмо Виталия Шушерина было написано им в Каргопольском пехотном училище 15 января 1943 года. А 3 февраля 1944 года он погиб в бою в Витебской области. Командиру роты В. Шушерину было 18 лет и 2 месяца. Его единственное сохранившееся письмо передала в музей мама Н.Л. Кочеткова в 1973 году.

Особую группу составляют письма, написанные друзьями и сослуживцами кирилловцев после их гибели. Среди них – письма, адресованные родственникам Н.З. Павлова и Е.М. Разова, погибших в 1942 году. В этих письмах рассказывается о подвигах кирилловцев, павших смертью храбрых, и содержится обещание отомстить врагу за гибель товарищей.

Можно представить, как тревожно замирало сердце у родителей фронтовиков, их жен и детей, видевших конверты с незнакомым почерком. Но иногда в них были и добрые вести. В письме, полученном А.С. Лелековой в сентябре 1944 года от командира Днестровского гвардейского соединения, сообщалось: «Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 сентября 1944 года Вашему мужу старшему сержанту Александру Макаровичу Лелекову за боевые дела на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленное при этом мужество и геройство присвоено высокое звание Героя Советского Союза».

Среди авторов писем, кому посчастливилось выжить и вернуться домой – В.И. Лобачёв. В марте 1944 года Анна Васильевна Лобачёва, проживавшая в городе Кириллове, получила долгожданное письмо от сына, в котором он писал: «Мама, я сейчас нахожусь от немцев метров 300. Сижу в окопе. Уже 6 суток не грелся у костра, так как тут нельзя разводить его.…Кормят ничего, дают каждый день по 50 гр. спирту, сахар и табак, хлеба 800 гр., утром каша, а вечером суп. Мне хватает. На деньги здесь ничего не купишь. Мама, может к вам придёт бумага, что я без вести пропал, то не верь этому. Так я находился с товарищем в окружении…»

Из 62 писем, адресованных председателю Береговского сельсовета А.А. Чуркину, 41 было отправлено фронтовиками. 7 писем были написаны его родственником А.Д. Меньшиковым. Одно из них, написанное в сентябре 1942 года, наглядно отражает чувства и мысли воинов:

«Привет из Красной Армии дорогому шурину инвалиду Отечественной войны Александру Алексеевичу, привет Ольге Алексеевне и детям вашим. Желаю первого в жизни вам здоровья и успеха в работе и повседневной жизни вашей. Саша, я всегда держу на уме тебя, как же всё это получилось, мне не верится, что тебе приходится жить такому молодому без ноги, как тяжело ходить, а главное надо было перенести все боли, выстрадать болезни. Вот гады немцы, сами себя гробят и нам приходится переживать всё, что на пути предстоит, но им жарко ещё будет, это ещё цветки, а ягодки все впереди. Будет скоро сокрушительный удар, ведь русский народ за всё отомстит, за грабёж, разорения и поджоги наших сёл и городов сотрём с земли нашей этих гадов дармоедов, за кровь и поплатятся кровью.

Александр Алексеевич и Леля и деточки, как бы мне с вами хотелось бы увидеться, это в письме не описать. Мы с вами всегда были друзьями и ценили вас за любовь ко своим родным. Годы шли нашей жизни и должны мы с вами ещё пожить. С работой вам, Саша, я не сумлеваюсь, полагаю, что справишься, ведь когда-то вы работали в Суховерховском с/с председателем с/с, пред. колхоза работал, так что тебе знакомо всё и должен справиться ...

А на нас можно положиться, тоже не из трусов ещё, старички с работой справляемся, да и с бандитами с большой дороги справимся. А как закончим войну, тогда с разрешения командования и домой отправимся. Будем снова поправлять дела социалистического строя, всего нашего общего дела. Ещё пишу, Саша и Лёля, что от Вали я получил письмо, живут пока хорошо, да сейчас не приходится спрашивать хорошей жизни, все трудятся не покладая рук и всё для разгрома ненавистного врага. До свидания, дорогие родные. Ваш зять А.Д. Пишите, жду».

К председателю часто обращались бойцы, уроженцы Береговского сельсовета, с просьбой помочь семье. В письмах с фронта от Е.Н. Коршунова и Н.А. Паленкова содержится благодарность А.А. Чуркину за помощь, оказанную их родственникам. Письма, адресованные А.А. Чуркину, позволяют представить круг забот не только фронтовиков, но и тружеников тыла.

Тридцать пять писем В.А. Богданова и 1 письмо его брата, адресованное родителям и сестре, передала в музей Н.А. Птицына, жительница села Волокославинское. 15 писем В.А. Богданова датируются 1942 годом, 10 – 1943, 9 – 1944, 1 письмо – 10 мая 1945 года. Письма молодого человека, попавшего на войну в 18 лет, позволяют установить боевой путь миномётчика В.А. Богданова. В одном из писем (18 сентября 1942 года) Владимир писал: « На фронт попал, совершив за 4 дня 125 – километровый поход с полной боевой выкладкой (лафет миномёта 24 кг, винтовка, патроны, вещмешок, фляга с водой). Пробыл я дней 7-8 на передовой, 10 сентября познакомился с одной немецкой «девочкой», поцеловала она в левую ногу, в ступню, да своими губами повредила кости немножко, так что сейчас в эвакогоспитале. Нога особенно не тревожит, ранение пулевое сквозное, так что боли нет. Недели две поваляюсь и снова на фронт». Однако в письме отцу 28 сентября 1942 года из г. Лысьвы Владимир писал: «Вот уже больше месяца я катаюсь по госпиталям и, надо сказать, надоело. Из Череповца, где я пролежал 26 дней, выехали 21 октября и после пяти дней пути прибыли сюда… В Череповце у меня были мама и Нина». В этом же письме к отцу Владимир писал: «…на фронте я побыл очень мало, и все это теперь как будто сон. Но и за эти несколько дней я много увидел. Увидел…и зло взяло на наших командиров. Вернее, не зло, а обида за их малое развитие в военном отношении. Прямо обидно! А как бьются наши ребята, мои сверстники! Ну, прямо как львы с головой в огонь рвутся! И сколько их гибнет бестолково…» И далее: «Скорей бы на фронт!».

17 сентября 1943 года В.А. Богданов писал: «В Мелитополе дрались 14 дней и дрались жестоко. Из моих друзей, с которыми пришли в Мелитополь, осталось одно воспоминание. Ну, а со мной… ничего не произошло, правда, мой миномёт разбило в куски». В этом же письме Владимир сообщает маме и сестре: «Служим вместе с папой. Наша давнишняя мечта сбылась!» Капитан А.Н. Богданов (1896-1976) до войны руководил артелью «Севкустарь». В письме домой 24 августа 1944 года Владимир писал: «На днях я получил две гармошки, четыре комплекта домино, карандаши, бумагу и вышитые Ниночкой платочки. Ведь это так радостно! …Родные мои, тысячу раз спасибо за то, что вы, неутомимые труженики, проявляете о нас такую заботу. А как приятно взять в руки гармошку и сыграть что-нибудь!». Кирилловские гармошки неоднократно упоминаются во фронтовых письмах наших земляков.

Чувства и мысли солдата-победителя выражены в письме, написанном В.А. Богдановым 10 мая 1945 года: « Теперь, когда кончилась эта кровавая бойня, когда свободно вздохнули народы всего мира, можно надеяться на то, что мы вновь будем все вместе, снова заживём счастливой, радостной жизнью.. .Все ещё не верится, что уже не гудят над головой тяжелые бомбардировщики, несущие свой смертоносный груз, что не свистит снаряд и потрясает землю гулкий разрыв. Как будто что-то не хватает. Как будто из большой и сложной машины вынули её главный механизм. Всё! Всё уже кончилось! Теперь будем ждать светлого часа встречи».

Письма С.А. Копейкина, уроженца деревни Федьково Николоторжского сельсовета, полны мужества и гнева, доброты и заботы о родных, веры в Победу. В письме от 20 октября 1943 года Сергей Алексеевич писал: « Здравствуйте, дорогие родители, тятя и мама, крепко-крепко вас целую, передайте всем родным и знакомым горячий привет. Тятя, я пока жив и здоров. Тятя, я тебе хочу поведать о том, что мне пришлось пережить тяжелые часы. В одном из городов Тамани были похороны, зверски замучены и расстреляны сотни мирных граждан, настолько было сильно впечатление, что я не выдержал, и глаза залились слезами. Гнев, презрение остаются навека после таких похорон. Хочется сказать каждому немцу, на что способны ихние выродки, и бить их да бить, пока земля не очистится от этой сволочи. …Тятя, моли Бога за разгром лютого врага и за моё здоровье. Целую тебя, твой сын Сергей».

В другом письме (от 20 ноября 1943 года) Сергей писал: « О, отец, если бы ты видел, что фрицевня делает с нашей землёй и нашим добром и какие издевательства, то ты бы сказал, что это нечистая сила, беспощадное мщение и казнь над этими извергами…».

За последнее десятилетие музейное собрание фронтовых писем значительно пополнилось. В 2006-2007 годах в музей поступило 90 писем участника Великой Отечественной войны А.И. Романова (1925-2002), которые передала на хранение его сестра Э.И. Сысоева. Два письма А.К. Сергеева (1910-1944) поступили в музей от Н.Н. Сергеевой. В ноябре 2012 года Кирилловским военкоматом в музей были переданы 13 писем 1941-1945 годов, написанных фронтовиками, не вернувшимися с войны.

Не только содержание, но и внешний вид писем несёт информацию о реалиях войны. Чаще всего их писали простым или химическим карандашом, иногда – чернилами. Всем известны знаменитые «треугольники» солдатских писем со штампом «Проверено военной цензурой». Писали письма и на специальных бланках с пометой «воинское». Содержание письма умещалось в 23 строчках, обозначенных на одной стороне листа. Листок сгибали пополам, текстом внутрь, его верхний и нижний концы склеивали, а на внешней стороне писали адрес. На таких листках часто печатались рисунки, призывы и стихи патриотического содержания. Писали письма и на почтовых карточках, часто с различными рисунками и портретами русских полководцев.

Письма 1941-1945 годов являются бесценным источником по истории Великой Отечественной войны, они обогащают историю Кирилловского района новыми именами и фактами, свидетельствуют о подлинном патриотизме кирилловцев-фронтовиков, отражают единство фронта и тыла, вызывают чувство гордости за русского солдата-победителя. Письма из собрания музея являются важной частью эпистолярного наследия военного времени. Выставка «Письма военных лет» знакомит посетителей музея с уникальными документами, которые донесли до нас мысли и чувства защитников Родины. Плохая сохранность, пожелтение бумаги и угасание текста многих писем обусловили показ на выставке не подлинников, а их сканированных копий. Письма и фотографии фронтовиков, представленные в копиях, экспонируются не в закрытых витринах, а в интерьере: на столах, на полках шкафов, на крышке рояля. Открытая форма показа позволяет посетителям внимательно вчитаться в каждое письмо, представленное на выставке, и вместе с авторами пережить боль утрат и радость Победы.

Л.И.Глызина, научный сотрудник научного отдела 

оставить комментарий